Молодежное Телевидение России

Новостной агрегатор СМИ России

Читайте все статьи рубрики : В мире

28.01.2020

«Был парадоксален на грани юродства»

«Был парадоксален на грани юродства»

Умер протоиерей Всеволод Чаплин

Газета «Коммерсантъ» №13 от 27.01.2020, стр. 3
(обновлено в 00:00)

Вчера на 52-м году жизни скоропостижно скончался один из самых известных клириков Русской православной церкви — протоиерей Всеволод Чаплин. Это был один из немногих священнослужителей, которых знали не только глубоко верующие люди: отец Чаплин любил появляться в новостях и умел этого добиваться. Отец Всеволод много лет был одним из тех, кто поздравлял с православными праздниками читателей газеты «Коммерсантъ». Его жизнь была полна удивительных противоречий: начиная карьеру в «либеральном» священстве, он дошел до радикально консервативной позиции; много лет превозносил приоритет церковной власти над светским государством — но сам же и угодил в глубокую опалу; призывал «убивать большевиков» — а в конце жизни выступал на одних митингах с леваками-сталинистами. При этом трудно было отделаться от ощущения, что отец Чаплин сознательно выстраивал карикатурный образ — и только он сам знал, с какой целью.

Отец Всеволод родился 31 марта 1968 года в Москве, в семье профессора-радиотехника. В многочисленных беседах с журналистами он рассказывал, что пришел к вере в 13 лет. Подростком посещал храм Воскресения Словущего на Успенском Вражке, где настоятелем был митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим. Это знакомство дало старт церковной карьере господина Чаплина: в 1985 году владыка Питирим пригласил его на работу в издательский отдел РПЦ. Всеволод Чаплин отучился в Московской духовной семинарии и в 1990 году перешел на работу в отдел внешних церковных сношений Московского патриархата, который с 1989 по 2009 год возглавлял митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. В 1991 году он был рукоположен в сан диакона, а в 1992 году — в сан пресвитера.

«Мы с отцом Всеволодом Чаплиным одного поколения и познакомились почти 30 лет назад, на заре «церковного возрождения». В начале 90-х нашим идеалом была подлинно свободная церковь, избавившаяся от тотального контроля со стороны советского государства. Мы вместе трудились для церкви, деятельность которой не была ограничена ни юридически, ни экономически, ни политически. Это был наш общий идеал,— рассказал вчера “Ъ” церковно-общественный деятель, главный редактор альманаха современной христианской культуры «Дары» Сергей Чапнин.— Он прошел большой и сложный путь… Я бы назвал его путем идеологической деградации. В последние годы отец Всеволод стал апологетом очень жесткой формы сотрудничества церкви и государства, фактически безусловного идеологического подчинения церкви государственной власти. Это, на мой взгляд, стало предательством идеалов 90-х».

Из человека, который проповедовал хиппи на Гоголевском бульваре, отец Чаплин постепенно превращался в совершенно противоположную фигуру. На посту председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества — фактически официального «спикера» РПЦ — он делал все более и более эпатажные высказывания, отстаивая безусловный приоритет церковной власти над светским государством. «Мне казалось важным, что он был абсолютно бескомпромиссен,— сказал в беседе с “Ъ” публицист, обозреватель телеканала «Царьград» Егор Холмогоров.— Он представлял церковь обществу как действительную силу, с которой следует считаться. Настаивал, что миру следует учитывать существование православных христиан с особым взглядом, ценностями, потребностями. Эту концепцию он последовательно проводил все годы своего общественного служения. Иногда он был парадоксален на грани юродства. Иногда мне казалось, что он придирается к мелочам, заявляя какие-то поводы как кощунство. Но благодаря ему в медиа всегда существовала картинка, одобрит ли те или иные процессы и явления церковь в лице Чаплина».

Возможно, что сама церковь постепенно стала тяготиться таким «лицом». В конце 2015 года он неожиданно был уволен со своего поста; место «спикера» занял более дипломатичный и сдержанный Владимир Легойда. Господин Чаплин пояснял в многочисленных интервью, что в РПЦ больше не хотят видеть никаких мнений, отличных от мнения патриарха Кирилла, и оговаривался, что предстоятель имеет на это полное право. «Отец Всеволод прошел важное испытание, которое многие яркие его коллеги, как, например, отец Андрей Кураев, не прошли: испытание немилостью церковного начальства,— говорит Егор Холмогоров.— Многие в его ситуации начинали обличать патриарха, церковь, выражать откровенно враждебную позицию, которую ничем иным, кроме предательства, не назовешь. У отца Всеволода ничего подобного не было. Он был растерян и недоволен, когда ему эту отставку дали, но он навсегда остался лояльным церкви священником и запомнится в этом качестве».

«После того как патриарх Кирилл лишил его всех церковных должностей, отец Всеволод решил стать лидером православных фундаменталистов, вел себя эпатажно, занимался откровенным троллингом, горячо обличал одни ереси, но тут же сам впадал в другие»,— говорит Сергей Чапнин. После отставки отец Всеволод стал завсегдатаем левых «патриотических» митингов, несмотря на то что сам ранее призывал «убивать большевиков». Левые с пониманием отнеслись к новому союзнику. «Всеволод Чаплин был человеком неравнодушным, ищущим, и если раньше он занимал официозную позицию, то потом трансформировался,— сказал вчера “Ъ” левый политик Сергей Удальцов.— Я не видел в нем корысти, конъюнктуры. Поначалу в левом движении к нему отнеслись с недоверием. Но со временем стало видно, что он действует довольно искренне. Он не просто со стороны наблюдал, а активно участвовал в консолидации политических сил. Буквально на прошлой неделе я его видел — мы обсуждали мероприятия по поводу референдума о Конституции».

«Палитра церковной жизни стала беднее с его уходом,— сказал “Ъ” богослов Андрей Кураев.— Я, конечно, не согласен с большинством его высказываний. Но в церкви должны быть люди, священники, которые имели бы разные политические взгляды». Андрей Кураев называет Всеволода Чаплина «циником»: «Человек игрался, конструировал интересную для себя вселенную. Из его цитат несложно сформировать инквизиторское крестовое богословие для XXI века. И главное, что этот продукт нашел спрос — и это важный культурологический, социологический результат». «Мне кажется, что все споры, которые вокруг него шли при жизни — не слишком ли он увлекается троллингом,— остались в прошлом. А образ человека, который напоминает, что у православных христиан, у церкви есть своя, не всегда удобная для мира правда,— он останется навсегда»,— говорит Егор Холмогоров. «Отец Всеволод — трагическая и очень противоречивая фигура. Я хорошо помню его в те годы, когда он был не только патриархийным чиновником, но и настоящим пастырем,— сказал Сергей Чапнин.— Нас связывают общие воспоминания, которые я вычеркнуть не могу и не хочу. Я молюсь о нем и глубоко потрясен его смертью». Вчера вечером соболезнования в связи со смертью священнослужителя выразил патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Господь да простит почившему прегрешения вольные и невольные и сотворит ему вечную память». По словам прихожан церкви Феодора Студита у Никитских ворот, отец Всеволод Чаплин в день смерти отслужил литургию и причастился.

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда:

«Отец Всеволод был человек яркий, сложный, искренний и неподлый. Господь да простит ему все прегрешения и упокоит его душу!»

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе:

«Знал отца Всеволода лично на протяжении долгого времени, и могу сказать, что он был талантливым, ярким и небезразличным человеком, открытым к общению со всеми, кому было интересно его мнение. Отец Всеволод многие годы своей жизни посвятил бескорыстным трудам в синодальных учреждениях. Годы совместной с ним работы в Отделе внешних церковных связей остаются в моей памяти. Царство ему Небесное».

Бывший пресс-секретарь патриарха Московского и всея Руси, настоятель храма мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский:

«Я знал отца Всеволода много-много лет, он был очень яркой, многогранной фигурой. И поэтому кто-то знает одни грани, а кто-то другие. С ним можно было соглашаться, не соглашаться, но он был самостоятельной, независимой личностью, несмотря на должности, которые он занимал в свое время. Чем больше я был с ним не согласен, тем больше я его любил. Мы живем во времена, когда очень мало ярких личностей, а он был личностью. Для меня это очень большая потеря».

Раввин Зиновий Коган:

«Известие о кончине отца Всеволода Чаплина для меня ужасная новость. Мы были товарищами по межрелигиозному диалогу. Это был смелый, живой, противоречивый человек, который любил Россию. Я выражаю глубочайшее соболезнование, РПЦ потеряла одного из своих ярких пастырей. Я не думал, что он был таким молодым».

Мария Литвинова, Павел Коробов, Александр Черных

Источник: Издательский дом Коммерсантъ (www.kommersant.ru)