Молодежное Телевидение России

Новостной агрегатор СМИ России

Читайте все статьи рубрики : В мире

14.02.2020

Франшизофрения

Франшизофрения

К чему может привести популярность модели партнерского бизнеса

Газета «Коммерсантъ» №27 от 14.02.2020, стр. 10

Продажа и покупка франшизы стала в России очень популярным бизнесом. В стране 2,2 тыс. таких предприятий — парикмахерские, кофейни и рестораны. В них работает 1,4 млн человек, оборот растет двузначными темпами, почти до 3 трлн руб. в год. Но уже есть и признаки кризиса. Многие стремятся только продать максимум франшиз, чтобы заработать на паушальном взносе, не заботясь об отборе партнеров. Последние же ожидают пассивного дохода фактически без реального управления. С проблемами столкнулись Domino`s Pizza, «Даблби», TopGun, другие на этом фоне начали пересматривать условия. Ситуация может потребовать специальных мер регулирования отрасли, полагают участники рынка и эксперты.

По оценкам Franshiza.ru, в 2019 году оборот российского рынка франчайзинга вырос на 16%, до 2,8 трлн руб. Сегодня к отрасли относится около 2,2 тыс. предприятий, число занятых достигает 1,4 млн человек. Среди популярных направлений — сфера услуг, общественного питания и розничной торговли, следует из данных аналитиков.

Интерес к покупке и запуску франшиз у участников рынка в России только растет. Так, по оценкам Franshiza.ru, запрос на франшизы со стороны покупателей в 2019 году увеличился на 10%, а средний возраст организаций, запускающих франшизу, сократился с пяти до четырех лет. Более того, отмечает эксперт Franshiza.ru Анна Рождественская, все чаще франшизы продают компании возрастом около полугода, чей товарный знак даже не зарегистрирован в Роспатенте.

По словам госпожи Рождественской, в погоне за быстрым ростом сети и первоначальным взносом продавцы франшиз почти перестали отказывать и выбирать кандидатов. Между тем среди последних, добавляет эксперт, все шире распространяется мнение о том, что работа по франшизе не требует никаких усилий и управления, представляя собой, по сути, пассивный доход.

Симптомы кризиса

Анна Рождественская считает главной проблемой франчайзинга в России отсутствие необходимой информации. «Просвещение — это важнейший вопрос для рынка, декларирование правильного подхода, что такое хорошая франшиза, из чего она складывается и по каким критериям следует делать выбор»,— поясняет эксперт. Руководитель комитета по франчайзингу «Опоры России» Екатерина Сойак согласна, что при выборе франшизы будущие предприниматели, особенно проживающие в регионах страны, по-прежнему недостаточно информированы. Из-за агрессивной рекламы, отмечает эксперт, у людей формируется ошибочная вера в то, что создание бизнеса по франшизе влечет за собой нулевые риски, а открытие происходит «в один клик».

Директор по франчайзингу холдинга «Росинтер» (управляет сетями «IL Патио», «Планета Суши», «Шикари», Costa Coffee и пр.) Дмитрий Шалов среди основных проблем отрасли называет низкое качество поддержки бизнеса держателями бренда и большое количество франшиз-однодневок. Из множества франчайзинговых компаний в стране по-настоящему работающие модели сегодня могут предложить не более 20%, подтверждает Екатерина Сойак.

На этом фоне одним из ярких симптомов кризиса в российском франчайзинге выглядят претензии не только со стороны держателей бренда, но и встречные со стороны франчайзи, говорит партнер фирмы «Городисский и партнеры» Сергей Медведев. Многие дела разрешаются в досудебном порядке во избежание публичных скандалов, но еще несколько лет назад таких споров просто не было, подчеркивает юрист, а инициаторами всех связанных с отраслью дел выступали владельцы торговых марок, намеревающиеся отсудить у партнеров средства за неуплату роялти или нарушение торгового знака. Об увеличении числа споров говорит и партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов. По его словам, этому поспособствовали также сложная экономическая ситуация в стране и растущая налоговая нагрузка на предпринимателей.

Франшизофрения

Встречные претензии

Один из самых громких скандалов на российском рынке разразился весной 2019 года. Тогда владельцы большинства ресторанов американской сети Domino`s Pizza, расположенных за пределами Москвы и Подмосковья, обвинили московский офис в завышении цен на продукты, отсутствии маркетинговой поддержки и навязывании услуг. Конфликт вынудил российский офис Domino`s Pizza ввести негласный запрет на продажу франшизы в регионах.

Два бывших франчайзи сети Евгений Хоронько и Эдуард Скоромных, чьи пиццерии были закрыты головным офисом, пытаются в суде взыскать почти 50 млн руб., требуя возместить затраты на открытие убыточных ресторанов. Рассмотрение дел назначено на март. В самой компании претензии франчайзи не комментируют, отмечая лишь, что перезапускают профильный сайт для облегчения ориентации партнеров в возможной географии развития сети. Кроме того, Domino`s Pizza начала выкупать точки у проблемных партнеров.

Столкнулись с конфликтами и российская сеть кофеен «Даблби» и лично ее основательница Анна Цфасман. Так, франчайзи сети из Барселоны, Праги, Дубая и ряда российских точек обвиняют госпожу Цфасман в нарушении договоренностей.

Совладелец одной из московских кофеен «Даблби» Никита Рябинин весной 2019 года даже обратился в полицию с заявлением о проверке действий Анны Цфасман и группы лиц по ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Он утверждал, что передал основательнице сети 3 млн руб. в обмен на 50% кофейни в Тбилиси, но так и не получил свою долю. Госпожа Цфасман действия Никиты Рябинина объяснила попыткой добиться «дополнительных преференций» в сделке.

Бывший франчайзи Domino`s Pizza Евгений Хоронько о личном опыте

О возбуждении уголовного дела по заявлению ничего не известно. Но конфликты с франчайзи стоили Анне Цфасман поста гендиректора «Даблби». По решению основных владельцев компании Глеба Смирнова и Сергея Дашкова (совладельцы чайной фабрики Ahmad Tea в России) она покинула компанию летом 2019 года. Госпожа Цфасман остается владелицей 14% ООО «Даблби», но с 2020 года совместно другими выходцами из компании развивает новую сеть кофеен Flip. До конца года планируется открыть 40 точек.

По словам Анны Цфасман, прибегать к помощи франчайзи она пока не стремится. «Памятуя предыдущий опыт, мы не очень хотим развиваться чужими неопытными руками»,— говорит она. «Многие крупные и успешные компании, например Ginza Project (управляет ресторанами Obed Bufet, Sixty, Christian) или Novikov Group (#Farш, «Недальний Восток» и пр.), берут на себя операционное управление полностью. Возможно, для российского довольно дикого рынка это самый оптимальный вариант»,— полагает госпожа Цфасман, но добавляет, что уже начала получать предложения о покупке франшизы на новые кофейни.

«Даблби», рассказывает Сергей Дашков, после скандала начала более тесно работать с партнерами — впервые начали формировать стратегию бренда, сеть начала выстраивать финансовую модель и серьезно занялась вопросами профессионального обучения сервису и гостеприимству. Также компания впервые в этом году организовала для партнеров специальную конференцию.

Владелец сети барбершопов TopGun Алексей Локонцев, открывший с помощью партнеров около 250 точек, обвиняет франчайзи в «разрушении бренда» в погоне за заработком. Так, по его словам, стремясь как можно быстрее окупить затраты на открытие салона, партнеры сети шли на различные уловки — например, приглашая на работу мастера, который не прошел обучение.

Некоторые игроки на этом фоне начинают пересматривать условия работы с потенциальными партнерами. В сети «Правда кофе» рассказали, что теперь компания рассматривает только имеющих опыт ведения бизнеса предпринимателей, которые могут начать работу как минимум с трех торговых точек. Изменения модели работы в компании объясняют возросшими затратами ресурсов на контроль партнерской сети. Сейчас в «Правду кофе» входит 82 точки, 70 из которых работают по франшизе.

Руководитель департамента франчайзинга ГК «Шоколадница» Максим Трубников говорит, что кофейни под их брендом присутствуют в 40 городах России и для развития остаются только населенные пункты с численностью до 500 тыс. человек. Но открыть подобное заведение там не всегда возможно из-за слабой экономики или отсутствия подходящих площадей.

«Росинтер», рассказывает Дмитрий Шалов, ежемесячно получает до 400 заявок от потенциальных партнеров. Число заключенных договоров он не раскрывает, но отмечает, что в целом по отрасли конверсия колеблется на уровне 0,5–4%. Глава сети «Хостелы Рус» Андрей Цай говорит, что отказывать потенциальным партнерам приходится редко, в большинстве случаев еще на этапе переговоров стороны могут понять, получится ли работать вместе.

Тонкости регулирования

С похожими проблемами сталкиваются и на рынках других стран, в том числе США, родине франчайзинга, где потенциальные партнеры также демонстрируют низкую осведомленность о принципах работы бизнеса, утверждает Екатерина Сойак. Но Анна Рождественская отмечает, что в США франчайзинговая отрасль жестко регулируется. Действует федеральный закон, определяющий порядок раскрытия информации о франшизе, а в ряде штатов есть дополнительные требования.

Основатель сети «Додо пицца» Федор Овчинников о причинах кризиса на франчайзинговом рынке России

По словам госпожи Рождественской, еще до подписания договора владелец франшизы предоставляет подробную информацию, за достоверность которой несет ответственность. Это в том числе финансовые данные, условия франшизы, сведения о других франчайзи, наличие судебных процессов и так далее, перечисляет она, «именно этот инструмент служит защитой отрасли от пустых и неработающих франшиз».

В России отношения между франчайзером и франчайзи регулируются договором коммерческой концессии, в остальном отрасль живет по тем же законам, что и любой другой бизнес, говорит госпожа Сойак. Но опрос Franshiza.ru показывает, что только 49% российских франчайзеров заключают с партнерами договоры концессии: около 19% владельцев франшизы ограничиваются лицензионными соглашениями, еще 32% — договорами поставки, оказания услуг, консалтинга и так далее.

По словам госпожи Рождественской, схему, подобную той, что используется в США, пытались применить и в России. Но из-за страха конкурентной разведки — франчайзер еще до заключения договора о намерении или концессии должен был предоставить детальные данные о своей компании — регуляторный механизм так и не получил развития, объясняет она.

Дмитрий Шалов поясняет, что большинство игроков отрасли сегодня рассматривают любые меры усиления контроля как риски для бизнеса. Но топ-менеджер уверен, что рынку необходимы дополнительные меры защиты от недоброкачественных франшиз.

По словам гендиректора «Infoline-Аналитики» Михаила Бурмистрова, вместо госрегулирования отрасль могла бы использовать формы некоммерческого объединения. Он ставит в пример опыт продуктового ритейла, где есть Кодекс добросовестных практик (на добровольной основе регулирует отношения между поставщиками и торговыми сетями) и комиссии по его применению. Созданием подобного кодекса для франчайзинга могла бы заняться Торгово-промышленная палата при участии заинтересованных франчайзи и франчайзеров, полагает господин Бурмистров. Прямое же вмешательство государства, считает он, может только навредить.

По прогнозам Анны Рождественской, в течение нескольких лет российский рынок франчайзинга должен пережить кризис роста. «Франчайзерам придется уделять все больше внимания качеству франшизы и объему поддержки партнеров: отрасль становится все более открытой, и франчайзи перестают бояться выносить проблему в публичное поле»,— говорит она. Как отмечает эксперт, если не будет принято никаких мер по дополнительному регламентированию рынка, рост продолжится теми же темпами. Господин Бурмистров же считает, что отрасль продолжит развиваться не за счет увеличения количества франшиз, а за счет развития наиболее успешных существующих проектов.

Никита Щуренков, Александра Мерцалова

Источник: Издательский дом Коммерсантъ (www.kommersant.ru)